19:33 

1-39.

Natsume Yuujinchou Fest
Быть человеком весьма проблематично. (с)
1-39. Мадара|Нацуме. Нацуме в традиционном женском кимоно. "Залезай и уходим отсюда." Напиться вдвоем. Цветы в волосах.

@темы: Тур 1, Нацуме Рейко, Мадара (Нянко-сенсей), Выполненно

URL
Комментарии
2012-05-22 в 14:49 

Заявка очень понравилась, но немного искаверкана, за что мои извинения заказчику.
1213 слов.

Освещенное бумажными фонарями возвышение окружала толпа ёкаи. Они шептались, украдкой переговаривались, не отводя восторженных взоров от фигуры богини, исполнявшей традиционный танец с веерами на фестивале Южных ветров. Движения ее были плавны, но немного нечетки, словно тело и разум сковала некая робость. Стальные веера со свистом разрезали воздух, ловили яркие, ослепительные блики. Ёкаи охнули, когда фигура, оступившись, едва не упала, успев сбалансировать на высоких гэта.
- Бесконечно прекрасна, как и всегда.
- Волнуется, видимо. Столько лет не выступала.
- Но мастерство на высоте.
Над поляной, приглушенные светом фонарей, перемигивались звезды. Полная луна разливала перламутр, окаймленная ватными полосами серых облаков.

Нацуме перевел дыхание. В горле встал ком, руки и ноги тряслись, а по виску скатилась капля соленого пота. Он до смерти перепугался, запутавшись в полах лилового хомонги и чуть не навернувшись с крутого холма. Прямо в толпу ёкаи. Побелевшие от напряжения пальцы сжимали стальные веера, которые теперь казались намного тяжелее, чем были вначале. Фарфоровая кукольная маска с вызывающе яркими губами мешала обзору. Улучив момент, стоя спиной к зрителям с воздетой к небу левой рукой, правой Нацуме украдкой поправил ее, чуть сдвинув на лоб. И снова пустился в танец Безликой, печать с которой сейчас снимал Натори Шуичи.
Необычно длинные содэ доставали до земли, плескались на теплом ветру. Звон множества колокольчиков, усеявших прозрачную фату, оглушал, удушливо пахли камелии, вплетенные в волосы вместе с лентами, развивающимися за спиной, опутывающими ноги. Было неудобно и жарко. Нацуме уже сто раз пожалел, что поддался на уговоры трехглазых ёкаи и согласился выступить на фестивале вместо Безликой, богини Южных ветров. Надо было слушать сенсея, а не ругаться с ним попусту.
Он замедлился, переводя дыхание, и веера вновь всколыхнули воздух. Ноги чуть подкосились от неимоверной тяжести стальных пластин, но Нацуме, подавшись вперёд, резко развернулся, разводя руки в стороны, двигая кистями, складывая и расправляя веера. Ленты взвились змеями, звон колокольчиков повис в воздухе и еще некоторое время отдавался гулким эхом. А после, замерев со склоненной к правому плечу головой и молясь, чтоб маска не упала, юноша потонул в аплодисментах, со всех сторон к нему слетались, в поздравлении, алые лепестки.
Трёхглазые слуги подхватили Безликую под руки и помогли спуститься с холма, повели по живому коридору из расступившихся ёкаи. Отдав веера, Нацуме ощутил невероятную усталость и упал прямо на влажную от росы траву. Толпа пришла в волнение, воздух завибрировал от гула множества голосов, среди которых отчетливо слышалась фраза:
- Пахнет человеком!
Внезапная, опасная тишина отрезвила Нацуме. Он с трудом, не без помощи обеспокоенных слуг богини, поднялся на ноги.
- Точно! Человек!
- Это не Безликая, нас обманули!
- Что вы сделали с богиней?!
- Верните госпожу!
Нацуме зажали в плотное кольцо. Слуги обступили его, отчаянно шепча:
- Нацуме-сама, бегите, спасайтесь. Мы их задержим.
- Но вас же разорвут на части, - попытался возразить Нацуме, тяжело дыша.
- Не беспокойтесь за нас, спасайтесь сами. Наша госпожа уже должна была вернуться.
Нацуме тщетно вглядывался в надвигающуюся озлобленную, одержимую яростью и голодом толпу, высматривая в ней Натори или Хираги. На сенсея он не надеялся, кошак смертельно оскорбился и заявил, что плевать хотел на мальчишку. Если его убьют, он сможет спокойно забрать Тетрадь.

Внезапный порыв ветра качнул кроны деревьев. Ёкаи заозирались, выпустив лже-богиню из виду, и в тот же миг, подхваченная белым вихрем, она унеслась в небо. Слуги её рассыпались яркими искрами, скрываясь.
- Идиот! Я же предупреждал, что так и будет!
Мадара чуть сильнее, чем нужно, сжал челюсти, Нацуме охнул. Маска съехала набок, ленты хлестали по лицу, а ноги непривычно холодило – видимо, гэта обронил где-то в полёте.
- Сенсей, я думал, ты не придешь, - стараясь скрыть радость в голосе, как можно более нравоучительно сказал Нацуме.
Мадара прищурил янтарные глаза, нырнул в воздушный поток, взмывая вверх.
- Натори меня достал. Ты бы расстроился, съешь я его, так что выбирать не пришлось.
- Натори-сан? Где он?
- Уже должен был снять печать. Мы договорились встретиться на берегу реки, - и больше сенсей не проронил ни слова. А Нацуме не задавал вопросов – осадок утренней ссоры еще остался.

Сверкающая лента реки обрывалась стеной водопада. Крутые скалистые берега чередовались покатыми, усеянными цветами спусками. Привязанные рыбацкие лодки царапали бока об острую гальку.
Мадара неласково выплюнул уставшего Нацуме на траву и свернулся кольцом в стороне. Хитрые глаза прищурены, смотрят внимательно, но с легким пренебрежением. Он дернул ушами, поднял голову в сторону спускающегося по склону Натори. Хираги семенила следом, прижимая к груди раненую руку.
- Нацуме! – окликнул юношу экзорцист, помогая встать. – Ты в порядке?
- Ты опоздал! – рявкнул Мадара.
- Ты тоже не торопился, кошак.
- Не зарывайся, человек!
- Натори-сан, - выдохнул Нацуме, цепляясь дрожащими пальцами за протянутую руку. – Как Безликая? И… Хираги, с ней всё в порядке?
- Всё хорошо, Нацуме-сама, - привычным бесцветным голосом ответила аякаси, пряча руку за спину. – Богиня в сопровождении свиты отбыла. Это был последний фестиваль.
- Она просила передать тебе свои слова благодарности и это, - Натори протянул Нацуме большой, с две ладони, цветок ярко-малиновой камелии. Отказываться было неприлично, от аромата уже кружилась голова, но принять дар пришлось.
- Тоже мне, богиня, - фыркнул Мадара, отворачиваясь. – Второстепенный проклятый божок. Могла бы выбрать подарок получше.
- Кстати, - игнорируя слова вредного телохранителя, улыбнулся Натори, - ты отлично выглядишь в женском кимоно, Нацуме. – И пальцы, почти невесомо, коснулись алых лепестков, вплетенных в волосы.
Юноша покраснел до самых ушей, но благо, что маска закрывала половину лица.
- Не говорите ерунды, Натори-сан. И вам пора.
- О, прогоняешь?
- Провожает, - снова встрял Мадара.
- Спасибо за помощь, Натори-сан.

- Она проклята? – уточнил Нацуме, снимая с головы маску, стягивая тяжелую, увешанную колокольчиками фату.
Сенсей одарил его презрительным взглядом, задержался на тощих, торчащих из-под расписного хомонги босых ногах.
- Как можно соглашаться, не зная всех подробностей?
- Не начинай, пожалуйста, я очень устал.
- Раз устал, тогда на, вот, выпей.
Мадара отодвинул лапу, под которой оказалась бутылка сакэ, перетянутая в горлышке бечевкой.
- Сенсей, ты же знаешь, я не…
- Пей, кому сказал!
Он злобного рыка заледенела вода в реке.
- Не собираюсь. Пошли домой.
- Время ещё детское, - уже мягче настаивал телохранитель. – Один глоток, тебе полегчает.
Его руки всё еще дрожали от странной тяжести, руки не слушались, отчего пиала потеряла несколько капель.
- Аккуратней, это одно из лучших.
- Помолчи.
Нацуме нахмурился, потянул носом воздух. Пахло довольно приятно, закрыв глаза, он опрокинул в себя спиртное, в момент обжегшее горло. Закашлявшись, привалился к пушистому боку Мадары, зарываясь в мех пальцами.
- Ну? – уточнил тот, хитро прищурившись. Сам он успел принять на грудь ещё до этого.
- Гадость.
- Ничего ты не понимаешь, ребёнок.
Но Нацуме уже медленно, но верно засыпал. Нянко хотел рассказать ему, за что высшие божества лишили некогда прекрасную Южную богиню лица и заставили носить маску, но решил, что это подождёт. Он с чуждым для себя интересом рассматривал безмятежное раскрасневшееся лицо, тонкие, сжатые в линию губы и взлохмаченные волосы с лепестками истерзанных камелий и лентами. Странно притягательный, удивительный контраст между почти болезненной бледностью кожи и сочными цветочными красками почти завораживал.
Мадара отвернул морду, нахмурившись. Ему не хотелось думать о причинах, заставивших сорваться с места на помощь вредному мальчишке. Тетрадь была в его лапах, ещё немного, и он бы завладел ею. Но от мысли, что толпа мелких, недостойных силы Нацуме демонов разорвёт его на части, раскаленным железом прошлась по стальным нервам.
- У тебя цветы в волосах, - проговорил он почти шёпотом, склоняясь и дыханием сдувая лепестки. Белоснежный хвост накрыл Нацуме точно одеялом, и его тонкие пальцы сильнее вплелись в длинный белоснежный мех.

URL
2012-05-22 в 15:22 

neko-
Я латентный...
ммм, как миииило!!:pink:
спасибо, автору!:squeeze:
не з.

2012-05-22 в 15:29 

не за что :shy:

а.

URL
2012-05-22 в 18:47 

Linoha
Мне страшно заходить за тобой в пустую комнату, я каждый раз боюсь, что в ней никого не окажется. Тебя нет, тебя не существует, есть только твоя игра
заказчик някает и благодарит автора)))
очень понравилась идея с богиней.
а женское кимоно это от впечатления соответствующих глав и серий?)))
заказчик

2012-05-22 в 18:55 

а женское кимоно это от впечатления соответствующих глав и серий?)))
признаюсь, что после Ходзуки-гами автор был в восторге, но в поисках информации о женской праздничной одежде ему попадались исключительно такие фасоны. А ленты, маска да колокольчики - каюсь, связаны с серией :З
Хорошо, что заказчик доволен <3

а.

URL
2012-05-22 в 19:00 

Linoha
Мне страшно заходить за тобой в пустую комнату, я каждый раз боюсь, что в ней никого не окажется. Тебя нет, тебя не существует, есть только твоя игра
заказчик вообще не очень привередлив :lol:

2012-05-24 в 01:50 

Terrain
Французы кажуць: сэ ля ві... Я буду жыць, і ты жыві! (с) Абсэнт
Очень понравилось. Отличное исполнение, в духе.

2014-07-18 в 05:22 

Князь_батюшка
очень мило и такие ревнульки

   

Natsume Yuujinchou Fest

главная